Skip to Menu Skip to Search Напишите нам Russia Выбрать веб-сайт и язык Skip to Content

ИА «АПК-Информ» опубликовало интервью с Сергеем Державиным, руководителем сельскохозяйственного департамента SGS в России, о качестве российского зерна текущего сезона, расхождениях в показателях тестирования, поддельных сертификатах и прогнозах экспорта. Полный текст статьи можно прочитать на веб-сайте ИА «АПК-Информ».

- Сергей, сейчас очень актуальна тема качества зерна. Скажите, пожалуйста, насколько изменились в последнее время требования к качеству со стороны импортеров?
- Безусловно, изменились, они меняются каждый год. В первую очередь, качество отечественного зерна приносит какие-то определенные сюрпризы, как в этом году. Кроме того  «байерский» рынок диктует свои правила и он становится жестче. В свое время были претензии по наличию в пшенице зерен, поврежденных клопом-черепашкой, которые негативно влияют на качество клейковины и хлебопекарные свойства теста. Естественно отечественные производители этот вопрос решили, потому что в этом году мы такой проблемы вообще не наблюдаем. Если говорить о проблемах этого сезона, то здесь в первую очередь стоит отметить низкий протеин и низкую натуру пшеницы. Также, думаю, возникнут проблемы с числом падения, особенно для регионов Волги и Сибири. Основанием для подобных выводов служат текущие погодно-климатические условия, затяжные дожди, кроме того многое зависит от условий хранения зерна.

- Вы сказали, что проблема с натурой. Что именно не так, она слишком низкая?
- Именно…Натура в текущем сезоне низкая, особенно это наблюдается в Ставрополье. В данном регионе средний показатель натуры составляет примерно 750 г/л. Это же касается и ряда регионов Волги и Черноземья. Проблема в том, что раньше в контрактах прописывались требования по данному показателю – 760-770 г/л, а на текущий момент требования к данному показателю повысились – 770-780 г/л. Это и есть основная сложность текущего сезона. Кроме того, в пшенице нового урожая отмечается низкий протеин по отношению к клейковине, более того, сам протеин не дотягивает до прошлогодних уровней. И здесь снова свое влияние оказали затяжные дожди, которые повлияли на количество белка. Если вернуться на несколько сезонов назад, то по экспортным контрактам без проблем отгружали пшеницу 4 класса с протеином 12,5%. В текущем сезоне «четверку» с такими показателями найти в достаточном количестве уже проблематично, и ряд трейдеров пытается заключать контракты на поставку пшеницы с содержанием протеина 10,5-11,5%.
Также могу сказать, что средний показатель протеина в экспортной пшенице урожая текущего сезона около 12,4%, и это пшеница хорошего 4 класса с клейковиной 20-22%, которую в основном и грузят. Вот и получается, что если раньше по экспортным контрактам отправлялась в основном «четверка», то  сейчас приходится добавлять 10-20% пшеницы 3 класса, которой, по нашей оценке, не более 30% в собранном урожае.

- Тестирование качественных показателей зерна достаточно трудоемкий процесс. Насколько тщательно лаборатории SGS подходят к процессу?
- У нас есть два вида анализа – это экспресс-анализ, тот который делается непосредственно в порту при погрузке на судно, а также окончательные тестирования, которые наши специалисты проводят в GAFTA аккредитованных лабораториях SGS. Если говорить об экспресс-анализах в порту, то здесь позволю себе отметить наличие портовых лабораторий SGS в таких городах России, как Туапсе, Новороссийск, Ейск, Азов, Таганрог, Ростов и Волгоград, а также экспресс-лабораторий в Тамани, Махачкале и Калининграде. Все портовые лаборатории оснащены современным оборудованием, в том числе и глютаматиком, который позволяет осуществлять анализ клейковины по ISO методам. Кроме того наше оборудование позволяет тестировать зерно на предмет содержания протеина и влажности инфракрасным методом. Также мы можем определять такие показатели, как число падения, натура, содержание зерен, поврежденных растительноядными клопами, осуществлять техническую разборку, т.е. определять сорность, зерновую примесь и пр.
Все эти анализы делаются в «он-лайн» режиме во время погрузки зерна на судно. Для малых судов норма тестирования, как правило, каждые 500 тонн, для больших – 2500 тонн. Это делается, в первую очередь, для того, чтобы в режиме погрузки видеть, какие качественные изменения происходят, и если вдруг что-то не так пошло, клиент мог бы успеть исправить положение. Однако, несмотря на столь тщательный анализ во время погрузки, окончательный анализ качества зерна производится в стационарных лабораториях на композитных судовых образцах. В настоящее время такие лаборатории находятся в Ростове-на-Дону и Новороссийске. Лаборатории в Ростове и Новороссийске имеют GAFTA аккредитацию и способны делать гораздо больший спектр анализов, включая W, P/L, G и многие другие показатели.
В текущем месяце в Ейске появится еще одна лаборатория SGS c аккредитацией GAFTA. Как правило, средневзвешенные качественные показатели при экспресс-анализах в портах и качество на композитной пробе в стационарной лаборатории совпадают. Это достигается благодаря регулярным межлабораторным испытаниям.

- Сергей, в экспортной практике встречаются такие случаи, когда заявлено одно качество, а по факту, когда зерно приходит к покупателю, качество отличается. Помните ли Вы случаи, когда лаборатория SGS тестировала зерно, а в итоге клиент заявлял, что качество не совпадает с указанным в сертификате?
- Как вы знаете, в теории расхождения в качестве могут быть обусловлены как лабораторной ошибкой, так и репрезентативностью предоставленной для анализа пробы. Режим «он-лайн» тестирования существенно минимизирует риски получения судового неконтрактного качества в порту погрузки с точки зрения правильности отбора проб и анализа. Что касается порта выгрузки, то при возникновении проблемы важно понимать, кто, как и где отбирал пробы и по каким методам делал анализ. Часто бывает, что пробы отбираются не при выгрузке судна, как это требуют правила GAFTA, а со склада, который порой находится в десятках километров от порта, что делает практически невозможным увязку судовой и предоставленной партии товара. Или же анализ по претензионному показателю проводится по другой методологии, например, протеин определяется при фактической влажности зерна, в то время как по контрактным требованиям его следует определять в перерасчете на сухое вещество. Разумеется, данные показатели будут существенно отличаться, но этому есть свое объяснение.
Еще лет 10 назад принцип проведения анализа качества заключался в следующем: идет отбор проб при погрузке судна, и только по окончании делается анализ качества товара в стационарной лаборатории. В итоге вполне могло оказаться, что погруженный товар не соответствует заявленным требованиям. Что в такой ситуации делать трейдеру? Естественно, он вынужден срочно искать, куда можно перепродать данную судовую партию либо договариваться с покупателем о скидке. И тот и другой вариант – это потеря денег. Сейчас же клиент знает о предполагаемых результатах во время погрузки, что существенно облегчает ему жизнь. И если вдруг с качеством что-то не пошло или, скажем так, у отправителя не хватает контрактного товара, то он оперативно подыскивает и догружает его на судно. Бывали случаи, когда теплоход один-два дня простаивал, пока клиент искал необходимое ему зерно. Со своей стороны мы стараемся помочь нашим клиентам в таких случаях. В портах всегда стоят машины, которые ожидают своей очереди, вот мы и отбираем из них пробы, проводим экспресс-анализ и лучшее качество предлагаем выбрать клиенту для догрузки контрактного товара на судно. Таким образом, отправитель всегда имеет возможность решить проблему недостающего объема необходимого качества непосредственно в порту, если по каким-то причинам на портовом элеваторе или складе товар не соответствует контракту. Вот, собственно, таким образом сейчас все регулируется.

- А в целом на рынке присутствует такой факт, как фиктивные сертификаты качества?
- Вы знаете, раньше такие случаи имели место, я думаю, еще лет пять назад. Мы, конечно, этим не занимались, но мы догадываемся, что некоторые из наших конкурентов, особенно мелкие компании, с удовольствием «рисовали» фиктивные сертификаты для недобросовестных поставщиков, коих было на тот момент достаточно. Но сейчас рынок стал довольно жестким, как для торговца, так и для сюрвейера, и каждая компания, которая здесь закрепилась, дорожит своей репутацией и просто не может этим заниматься. Ведь в противном случае это к чему ведет: во-первых, в такой ситуации проблемы получает покупатель. Покупатель, как правило, поднимает шум и включает в «черный список» поставщика и сюрвейера и, как правило, предъявляет финансовые претензии к обоим. Во-вторых, мир тесен, репутация сюрвейера «подмочена», и другие покупатели стараются не номинировать его на последующие погрузки. За последние годы рынок изменился, и у истоков номинации  очень часто стоит покупатель, несмотря на то, что клиентом является продавец. Поэтому все это прекрасно понимают, и таких случаев становится все меньше и меньше, как для поставщиков, так и для сюрвейеров. Кто этим продолжает промышлять, просто в итоге теряет свою рыночную долю и уходит с рынка. Другое дело, что на рынке есть подделки сертификатов уважаемых сюрвейерских компаний, и нашей компании в том числе. Но это уже совсем другая тема для беседы.

- Ваша компания, как я полагаю, сталкивалась с такой проблемой, как в таком случае разрешалась конфликтная ситуация?
- Вы знаете,  наша задача состоит в следующем. Когда нам предоставляют копию нашего сертификата, мы без особых проблем можем проверить его подлинность. Это делается на нашей электронной платформе, если это электронный сертификат. Если это бумажный сертификат, то мы проверяем по офису, который его выпустил, и если он не совпадает, мы сообщаем все детали в наши юридические отделы в Москве и Женеве, и дальше уже они разбираются в соответствии с установленными процедурами. Заявителю же мы только сообщаем, подделка ли это или верная копия.

- Вы знаете, из практики украинского рынка я не раз слышала о том, что непосредственно в контракте прописывается, что сертификат качества принципиально должен быть выдан компанией SGS. Поэтому, думаю, на мировом рынке вы на хорошем счету, вам верят?
- Безусловно, это опция контракта, в которой прописывается либо конкретный сюрвейер, как правило, по требованию покупателя, либо эта опция возлагается на продавца и он выбирает исполнителя сам. И то и другое возможно, но, как видно, есть продавцы и покупатели, которых устраивает именно SGS, и подтверждением этого является наша стабильная рыночная доля на рынке зерна в России – 55-60%. Наверное, это связано и с тем, что в итоге поставляемый товар регулярно соответствует требованиям контракта.

- Сергей, в завершение нашего разговора не могу не спросить об изменениях качества муки. Известно, что одно время российская мука достаточно сильно конкурировала с казахстанской и турецкой. Сейчас это актуально?
- Я думаю, по качеству российская мука ничем не хуже ни казахстанской, ни турецкой. В Турции, например, мука главным образом производится при добавке российской пшеницы, которая используется как улучшитель.
Как мне видится, в данном случае главный вопрос экспорта муки заключается в логистике. Всегда выгоднее доставить пшеницу, а затем уже в стране-импортере производить муку и дальше ее распределять по назначению. Именно это и есть ответ на вопрос, почему у нас не такой активный экспорт муки. Стоит также отметить, что экспорт пшеницы намного удобнее и экономически выгоднее по сравнению с экспортом муки.  Как пример могу привести следующие данные. Если корабль-трехтысячник грузится зерном в среднем в течение 12 часов в мелководном порту, то мукой он будет грузиться неделю. Соответственно простой судна, стивидорные работы, упущенная выгода элеватором (причал-то занят!) и все остальные затраты просто убивают всю экономику. Конечно, есть мелкие отгрузки в контейнерах, но они несущественные и поэтому особого влияния на рынок не оказывают. А вот по качеству, я думаю, наша мука ничем не уступает конкурентам, а в чем-то даже и превосходит.

- И последний вопрос, каковы Ваши прогнозы экспорта зерна из России в 2013/14 МГ?
- По моему мнению, экспорт зерна из России в этом сезоне составит около 22 млн. тонн, из которых около 15-16 млн. тонн,  вероятно, будет вывезено до нового года.

Группа SGS является мировым лидером и новатором на рынке контроля, экспертизы, испытаний и сертификации. Основанная в 1878 году, сегодня SGS признана эталоном качества и деловой этики. Более 75 000 сотрудников работает в сети SGS, насчитывающей свыше 1 500 офисов и лабораторий по всему миру со штаб-квартирой в Женеве, Швейцария.